Главная | Регистрация | Вход | RSSВторник, 14.07.2020, 02:17

МОУ "СОШ с. Леляевка"

Меню сайта
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 11
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа

Кликушин Александр Павлович

Кавалер ордена Славы

 трех степеней.

        Кликушин Александр Павлович

(1918-1978)

                                      

Родился в 1918 году в селе Леляевка Новобурасского района.

До войны работал трактористом в колхозе. В действующую армию был мобилизован в 1941 году. Воинское звание – старшина. Военная специальность – наводчик 76-миллиметровой пушки. Участник штурма Берлина и Рейхстага. Ранен четыре раза. Награжден орденами славы трех степеней. а также Красного знамени, Отечественной войны 2 степени. Красной Звезды, медалями.

После победы вернулся в село Леляевка. Двадцать лет работал трактористом. Умер в 1978 году.       

          

Подвиг

Кликушина Александра Павловича

Наводчик пушки полковой.

 

    В этот день немцы не бомбили. с утра лил дождь. тяжело ползли Свинцовые тучи по ущельям и расщелинам, окутывая горы плотным пологом. Лишь к вечеру серая мгла поредела. В небе обозначились синеватые просветы. И в тот же миг над позицией полковых пушек появилась фашистская «рама». Самолет сделал два  круга и вместо бомб сбросил листовки.

   «Русские. сдавайтесь! Сталинград пал. Волга в наших руках. над вершинами Кавказа витает немецкий орел. Вы в ловушке».

    Наводчик орудия младший сержант Кликушин разорвал листовку на мелкие части и бросил в ущелье. Ветер понес клочки к немецким позициям.

   -Кишка, видать, у фрица тонка, коль листовками нас бомбить начал!- заметил заряжающий Приказчиков.

     И хотя острое словцо и шутливые реплики оживили солдат, все понимали трудность положения. Батарея была отрезана от своих частей и чудом сдерживала натиск превосходящих сил врага. Снаряды кончались. Оставался только НЗ. Не легче было и пехоте…

     Атаки фашистов  отражались огнем из карабинов. автоматов и ручными гранатами. Немцы несли большие потери, но продолжали атаковать.

     Особенно досаждал навесной огонь тяжелой минометной батареи, расположенной где-то за высотой Кремневой.

      Чтобы засечь её координаты. надо было подняться на перевал. Для этой цели собрали группу из добровольцев, в которую  отбрали самых надежных разведчиков.

       -Возьмите и меня с собой,- просил Кликушин.

     Комбат окинул взглядом щупленькую фигурку младшего сержанта и ничего не ответил, видимо, посчитал эту просьбу несерьёзной. Был он верен своему правилу – оценивать людей по боевым делам, а такого случая еще не представилось: сержант прибыл в батарею из госпиталя. Но Кликушин повторил свою просьбу, да так настойчиво, что комбат сдался. «Вот и проверим», - подумал.

    …Пять разведчиков во главе с лейтенантом в темную ноябрьскую ночь пошли в тыл врага. Используя скрытые подступы, группа просочилась незаметно сквозь боевое охранение немцев.

      Едва обозначился горизонт на востоке, вражеские минометы открыли огонь. Бойцы подкрались ближе. На фоне светлеющего неба четко вырисовывались минометные стволы. Около них суетились вражеские солдаты.

      Лейтенант засек на карте точное месторасположение батареи. Группа отползла в лощину с кустарником.

      -Младший сержант Кликушин, ко мне! Любой ценой доставить карту комбату. В помощь назначаю бойца Семина. Устно передайте: «Корректирую огонь зеленой ракетой. Отходите. мы вас прикроем».

        Нарочные скрылись в кустарнике, стороной обогнули позицию минометчиков, пошли лесом. Оставалось каких-нибудь тристо метров – и ничейная зона, но тут в небо взмыли немецкие осветительные ракеты, застучал фашистский пулемет. Рухнул бегущий впереди солдат Семин.

        Александр оттащил товарища за валун…

       - Оставь меня, Саша, - прохрипел умирающий, - выполняй приказ… Карту… - И смолк.

       Кликушин двинулся было вперед, но из леса вышли три фрица. Вышли и остолбенели от неожиданности.

        Младший сержант воспользовался шоковым состоянием врага и, прокричав: «Хенде Хох!», как это делалось на тренировках, швырнул в немцев гранату-лимонку. Он сразил двоих наповал, третий кинулся за бугор, но успел выстрелить оттуда по бегущему Александру и ранил его. Завязалась перестрелка, победителем в которой был наш воин, но опять застучал немецкий пулемет. Александр упал на траву. В груди заклокотало, изо рта хлынула кровь. Земля поплыла вверх.

    …Кликушин пытался встать, но острая боль в печени и груди приковала его к земле. Правая рука не действовала. Ощупал грудь. Наткнулся на карту. «Доставить любой ценой!» - вспомнил приказ командира. Александр встал, закинул за плечо автомат и карабин убитого товарища и, пошатываясь, двинулся вперед.

        До своих оставалось не более полкилометра, когда силы покинули его. Александр долго лежал без движения, но очнулся и – мысленно скомандовал себе: «Вперед!» Но, не преодолев и ста метров, опять рухнул на землю.

      «Вспомнил – шоколадный кубик!» - подумал вдруг Александр. В его руке, блестя серебряной оберткой, оказался кубик, а если верить ротному старшине – «эликсир молодости», выдаваемый в качестве НЗ разведчикам при выходе на особо ответственные боевые задания для восстановления сил. О том же гласила американская инструкция.

       Александр съел полкубика и сразу почувствовал необычайный прилив физических сил и бодрости.

        Не прошло и полчаса, как наш герой был уже на передовой. Карта вручена комбату. Накрыли наши пушкари фашистскую минометную батарею, а вскоре перешли в составе  Кавказских войск в общее наступление.

         И шутили: «Под горку фрица сподручнее гнать! Вишь, как драпают».

         А про то, как наш земляк воевал, дивизионка стихи даже напечатала. Вот какие там строки есть:

 

 

Бьет врага он в обороне,

Бьет и в наступлении,

Фрица он не проворонит:

Глянь – бегут в смятении.

 

       Александру стало известно, что командование высоко оценило его подвиг: он был представлен к награждению орденом Красной Звезды и повышен в звании.

        Рана оказалась тяжелой. Лишь через месяц Кликушин Выписался из госпиталя, но в свой полк не попал. В новой части он был назначен в орудийный расчет наводчиком.

        До позднего вечера возился сержант у пушки. Солдаты помогли ему. Особенно старался ездовой Еременко, пожилой украинец с буденовскими усами. Батарейцы назвали его уважительно  «батей».

        «Хорошие, видно, ребята в расчете», - думал, засыпая, Кликушин.

       …Чуткий сон артиллеристов оборвал сердитый рокот канонады. Выскочив из укрытия, сержант занял место у пушки.

            Взрывы приближались. Позицию заволокло дымом. Снаряды ложились все ближе. Когда дым рассеялся, сержант услышал команду:

          - Огонь!

          Александр выстрелил, потом еще.

         -Огневая  точка уничтожена! – сообщил наблюдатель.

    Сержант бил наверняка, поражая  цели одну за другой. Но и вражеский огонь был сильный. Один из фашистских снарядов разорвался возле пушки. Упал заряжающий, тяжело ранен подносчик. Теперь наводчику приходилось действовать за троих.

         -Первое орудие – усилить огонь! – явившись на позиции, приказал командир огневого взвода.

       Сержант промчался мимо лейтенанта за очередным снарядом. Из-за пригорка перед левым флангом роты выполз бронетранспортер с  автоматчиками. Грянул выстрел. Мимо!

   «Эх! Еще бы один снаряд, только один», - мелькнуло в голове Александра. Он крикнул:

        -Снаряд давайте, бронебойный, быстро! Быстро, говорю!

      Снаряд разбил бензобак, и бронетранспортер запылал. Фашистские автоматчики рассыпались в цепь.

        -Осколочным давайте по этой своре ударим.

   Лейтенант принес сразу два. Сделав удачный  выстрел, Александр посмотрел на командира взвода…

        -По одному носите, товарищ лейтенант. И шинель бы сняли. Вишь, как взопрели…

      …Еще полчаса продолжался бой. Фашисты, потеряв более двух рот, откатились назад. И все это время сержант и лейтенант работали дружно, порой меняясь местами, но чаще за прицелом был Кликушин.

      После отражения атаки лейтенант подошел к Александру.

        -Ну и горячий ты парень! Здорово меня  в оборот взял. – Лейтенант улыбнулся. В это время вернулся с наблюдательного пункта капитан.

        -Молодец! – он сжал руку Кликушина.

        -Товарища лейтенанта благодарите, - ответил Александр.

     Едва успел Кликушин привести в порядок орудие, как воздух содрогнулся от мощного залпа нашей тяжелой артиллерии. Мимо с ревом и грохотом промчались танки. Батальоны перешли в наступление. Полковые пушки снялись с позиции и действовали теперь в передовых целях, прокладывая путь пехоте.

     …Большим испытанием для сержанта Кликушина был бой на Днестре.

       В середине апреля 1944 года наши войска форсировали реку и захватили небольшой плацдарм на правом берегу. Гитлеровцы много раз пытались сбросить смельчаков в воду. Но тщетно.

       Напряженные бои развернулись в конце мая. Кликушин выдвинул свое орудие на танкоопасное направление. Задачу сержанту ставил сам командир полка:

      -Берегите шоссейную дорогу. Танки не должны прорваться к реке.

      Бой начался на рассвете с налета вражеской авиации. Десятки бомб обрушились на небольшой пятачок земли. Потом в атаку пошли танки.

     Более трех часов отражали артиллеристы атаки  врага. Ходуном ходила земля от взрыва. Густое облако пыли застилали солнце. Одиноко стояла, накренившись набок, пушка. Вокруг черным-черно, Казалось, все кончено. Гитлеровцы ринулись в шестую атаку, два танка ворвались на позиции пехоты и начали утюжить окопы. И вдруг один из них запылал. Орудие Кликушина ожило. На помощь ему прибежал ездовой Еременко.

       -Быстро снаряд, батя!

       -Несу, последний…Кончились… - задыхаясь, ответил Еременко.

      В это время налетели штурмовики. Взрывной волной Кликушина отбросило в сторону. Один осколок вонзился в шею, другой перебил ребро. Истекая кровью, Александр подполз к пушке. Подтянулся на руках к прицелу. Танк шел прямо на орудие.

       -Снаряды! – прохрипел Кликушин, но не услышал заряжающего. Старый солдат лежал ничком недалеко от орудия, прижимая к груди снаряд. Александр с трудом разнял его руки.

       Собрав все силы, сержант зарядил пушку. Танк был совсем рядом. Было слышно, как скрежещут гусеницы о каменистый грунт.

       Александр выстрелил первым, почти в упор. Снаряд прошил днище танка. Танк замер на какое-то мгновение, а потом повалился набок. Над ним взметнулся столб пламени и дыма. Но этого Александр не видел.

       Когда подошла помощь, он лежал неподвижно. Впереди чернели коробки подбитых танков, а чуть дальше горели три бронетранспортера…

     …Прошло два месяца. Его батарея дралась теперь на территории Румынии.

      на смену раненым или погибшим пришли новые воины. Но бесстрашного наводчика хорошо помнили в части за сноровку.

      И вот -  Берлин. На фоне горящих зданий можно было видеть воина у пушки.

      По вздыбленной взрывами брусчатке пушку приходилось тащить на руках. Александр уничтожил более десятка огневых точек.

      Предрассветную мглу 30 апреля разорвал залп советской артиллерии. Александр посылал снаряд за снарядом.

      В воздух взвилась красная ракета: штурм!

      Еще мгновение – и над куполом рейхстага взвилось алое знамя Победы.

      Александр смотрел на алое полотнище, озаренное яркими лучами майского солнца, и слезы  текли по щекам.

      Вскоре сержант Кликушин вернулся в родное село Леляевка Новобурасского района. много лет работал в колхозе механизатором.

      Часто можно было видеть Александра Павловича в школе, среди ребят. На груди бывалого воина – награды за ратные подвиги. С волнением слушали школьники рассказы бывалого артиллериста, бесстрашного воина.

                                                                                                                 Исторически достоверный факт!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Поиск
Календарь
«  Июль 2020  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Архив записей
Друзья сайта
  • Минпросвещения РФ
  • Министерство науки и высшего образования РФ
  • Сайт УО Новобурасского района
  • Минобразования САратовской области

  • Copyright MyCorp © 2020
    Создать бесплатный сайт с uCoz